Скачать бесплатно mp3 песню Афганские дороги — КамАЗ без регистрации

Она будет интересна тем, кто прошёл эти трудные дороги афганской войны или готовит себя к подобным испытаниям. Ты должен знать афганскую историю, культуру, экономику и политику. Однако сотни тысяч людей шли в пекло афганской, других войн и военных конфликтов вполне сознательно, многие — добровольно.


Так для 24-х-летнего старшего лейтенанта Николая Иванова, как и для многих других советских парней, начинался путь в Афганистан. Мало того, что сама война оказалась безрезультатной для нашего государства, были к тому же обмануты и сами воины-интернационалисты. Каждого из вновь прибывших на прожжённую солнцем и огнём 4-х летней войны землю Афганистана, на миг коснулось чувство какой-то безысходности, необъяснимой тревоги.

Батальон недавно создан на базе расформированного подразделения Кундузской мотострелковой дивизии из-за тягчайших преступлений, совершённых нашими военнослужащими

Группу офицеров, с которой прибыл Иванов, комендант аэропорта направил на пересыльный пункт. Он представлял собой несколько сколоченных из фанеры бараков. Кругом всё было серым, как и мысли в голове у Иванова.

Повесть даёт представление об особенностях службы советских военнослужащих, молодых офицеров, прошедших суровую школу жизни в Афганистане. Война — всегда тяжёлая и грязная работа. В памяти у людей она остаётся либо в каких-то ярких критических для жизни моментах, либо наоборот, слишком банальных: что ели, с кем пили, как отдыхали.

Однако, когда занимаешься определённой проблемой всерьёз, то всплывает в памяти всё то, что пережил, чему был свидетелем. Я не приукрашивал и не обострял отдельные элементы в книге кровью, матом и многим другим, чего в нашей жизни и без Афганистана вполне хватает. Многие фамилии в книге реальны, некоторые — вымышлены. Тот, кто служил со мной в ДРА, быстро в этом разберётся. Наверно нашу слепоту и недальновидность кто-то хорошо использовал.

Пока предлагаю читателю вернуться в 80-е годы, в ту обстановку, в которой жил и выполнял свой воинский и интернациональный долг старший лейтенант Николай Иванов.

В апреле 1978 года в Афганистане свершилась национально-демократическая революция. Народ взял судьбу в свои руки, встал на путь независимости и свободы. Как и всегда бывало в истории, силы реакции ополчились против революции. Утро 16 ноября 1983 года было ярким и солнечным. Всюду сновали люди и автомобили. В это время группа офицеров различных родов войск, званий и возраста с пузатыми чемоданами и тяжёлыми сумками, тряслась в огромном, обшарпанном икарусе.

Хорошо, я вам расскажу, что там произошло и это должно послужить всем здесь присутствующим наглядным примером в том, в каком направлении нужно работать со своими людьми

Здание аэропорта разом взорвалось шумом, скрипом, гамом производимых толпой, как по команде рванувшей к узким регистрационным и досмотровым проходам. Пройдя тщательный таможенный досмотр и недосчитавшись при этом многих бутылок со спиртным, поток пассажиров хлынул в разверзшуюся утробу стоявшего невдалеке военно-транспортного самолета.

В него погрузилась команда, в которой находился и Николай

Впереди его ждали два долгих года войны, а за плечами у Николая уже были: Калининское СВУ, Челябинское танковое училище, служба в Прибалтийском военном округе. Жизнь советского офицера тогда оценивалась дёшево, всего в каких-то 2,5 тысячи рублей, в то время как американского — свыше 100 тыс. долларов.

Всё это не позволяло большинству людей трезво разбираться в реальной действительности. Полет длился уже больше двух часов. Люди, успев привыкнуть к реву двигателей, находились в полудреме. В салоне, точнее в грузовом отсеке ИЛ-76,висел молочно-синий туман. Многие курили, несло перегаром, запахом копченостей и чеснока. Пропив в Ташкенте последние советские рубли, контингент медленно и тяжело возвращался в трезвую действительность.

Кундуз — один из наиболее крупных провинциальных городов в северной части Афганистана. С первой из них Иванов прошёл в один из небольших залов дворца. Я особо подчёркиваю, что за каждую из них вам придётся лично отвечать. Я из вон того госпиталя, — показал солдат на стоящие невдалеке красно-коричневые бараки. Перегородки из того же материала отделяли общий коридор от отдельных комнат, заставленных двухъярусными кроватями.